April 25th, 2017

3-й Неглинный пер.

Старьё берём!

Лет 60-70 назад подобные громогласные призывы не редки были в московских дворах. Старьёвщики!
Сейчас их практически не встретишь. Но, оказывается, всё же они порой встречаются.

Старьёвщик. Фото: Ю. Фёдорова
Фото Ю. Фёдорова.

Юрий Нагибин вспоминал эту "уходящую натуру" в своей книге "Всполошный звон": "Бродя по Маросейке и Покровке и прилегающим переулкам, я переношусь в прошлое. Стоит закрыть глаза, и я слышу протяжные голоса бродячих ремесленников и торговцев: «Ведра, корыта, кровати починяем!..», «Калоши старые покупаем!..», «Точить ножи, ножницы!..», «Пельсины, лимоны, узю-у-ум!..». И самые томительно-певучие, как будто с древних степей, высокие голоса старьевщиков, именуемых князьями: «Старьё берье-о-ом!», вдруг прерываемые горловым, в упор: «Брука есть?..»"

А вот что пишет Юрий Фёдоров, автор приведённой выше фотографии: "Человек редкой профессии - старьёвщик. Зовут его Вадим. Обитает в Кузьминках. В гаражах на Грайвороновской у него целая выставка-продажа..."

Collapse )
promo a_dedushkin april 25, 2010 20:47 209
Buy for 200 tokens
Давно я хотел написать о Рождественке. Материала много, поэтому разобью на три части. Рождественка – тихая улица в центре Москвы. Неглинный верх. Всё моё детство связано с ней. Здесь я жил, здесь ходил в школу, гулял с друзьями.… Каждый закоулок, каждый двор был нами обследован и изучен.…
МКТД

Дореволюционные открытки с видами Москвы. Часть 11

В прошлом году делал несколько постов со старыми открытками.
С тех пор ещё поднакопилось. Каких-то вообще ещё не было, какие-то - в лучшем разрешении или в варианте.
Дореволюционные открытки с видами Москвы. Часть 10 (там же ссылки на все части).

29 524877.jpg

Collapse )
МКТД

Трактир Егорова в Охотном Ряду

Один из самых знаменитых московских трактиров (позже - ресторан).

Трактир Егорова.jpg
Фото 1910-х гг.

Помните у Бунина?
"В нижнем этаже в трактире Егорова в Охотном ряду было полно лохматыми, толсто одетыми извозчиками, резавшими стопки блинов, залитых сверх меры маслом и сметаной, было парно, как в бане. В верхних комнатах, тоже очень теплых, с низкими потолками, старозаветные купцы запивали огненные блины с зернистой икрой замороженным шампанским. Мы прошли во вторую комнату, где в углу, перед черной доской иконы богородицы троеручицы, горела лампадка, сели за длинный стол на черный кожаный диван... Пушок на ее верхней губе был в инее, янтарь щек слегка розовел, чернота райка совсем слилась с зрачком, — я не мог отвести восторженных глаз от ее лица.

Collapse )