Алексей Дедушкин (a_dedushkin) wrote,
Алексей Дедушкин
a_dedushkin

Category:

Дом Анненковых, Полина Гебль и Александр Дюма


Открытка изд. «Шерер, Набгольц и К». 1900-е гг.
Слева дом с классической полуротондой, построенный в 1787 году - дом Анненковых. Авторство проекта особняка традиционно приписывается знаменитому зодчему В. И. Баженову.
Здесь же в начале ХХ века помещались популярная кондитерская «Трамбле» и ателье знаменитых московских фотографов.



Фото 1910-х гг. Дом Анненковых.

Владение (Петровка, 5) в середине XVIII века принадлежало майору С. А. Шепелеву, затем его сыну, потом поручику А. А. Шереметеву, в с 1786 до 1837 года родителям члена Южного общества, декабриста И. А. Анненкова, проведшего здесь детские и юношеские годы, а также останавливавшегося здесь на время приездов в Москву.
В 1820-1830-х годах здесь помещалась известная "Книжная лавка с библиотекой для чтения Урбена" - ее часто посещал А. С. Пушкин, — в конце 1830-х годов перешедшая к Монигетти. В 1830-х годах в доме обосновалась гостиница и ресторан "Франция". Здесь в разное время останавливались писатели И. С. Тургенев, Н. А. Некрасов, М. Е. Салтыков-Щедрин, а в 1857 году — состоявшие под секретным полицейским надзором декабристы С. П. Трубецкой и Н. И. Тургенев, прибывший в Россию из Парижа. В 1870-х годах это пристанище для приезжих стало называться "Гостиницей Тонини". В 1850-х в доме размещался "Парижский галантерейный магазин Торбека", в начале 1880-х годов был "Книжный магазин М. О. Вольфа", открылась "Библиотека для чтения Я. Л. Попера", нашлось место и для отделения редакции журнала "Родина". Магазин садовода Фомина завлекал прохожих своими витринами с живыми цветами, кондитерская и кофейня Трамбле — вкусными запахами и уютом. В доме в разные годы помещались фотоателье известных художников-мастеров М. М. Панова, В. Г. Чеховского, Д. И. Песчанского, Н. И. Свищева ("Паоло"), М. С. Наппельбаума, Конарского (Канарского). В середине 1920-х годов здесь была редакция "Большой Советской Энциклопедии", которую возглавил один из ее организаторов, известный ученый О. Ю. Шмидт.
Дом был снесён в 1946/1947 г. Да, да, руки очень чесались...
На его месте был разбит сквер.


Фото нач.1980-х гг. С. Миронова. Слева сквер на месте дома Анненковых.


Этот же сквер на фотографии кон.1940-х - нач.1950-х гг.

Несмотря на большое количество сменявших друг друга владельцев дом этот больше известен, как дом Анненковых.
Его владелица в начале 19 века А. И. Анненкова, мать декабриста И. А.Анненкова, была дама очень богатая. Её муж, капитан Преображенского лейб-гвардии полка А. Н. Анненков, умер в 1803 году, завещав своё состояние жене, чей собственный капитал также был огромен — Анна Ивановна была дочерью бывшего генерал-губернатора Сибири И. Я. Якоби. В Москве её звали «королевой Голконды».
В доме жило до полутораста слуг, выполнявших все причуды барыни, почти не выходившей из дома. Анненкова не признавала постели и спала на кушетке, которая стояла под балдахином посреди комнаты, обитой малиновым штофом. Около кушетки горели на мраморных подставках 12 карсельских ламп, расположенных полукругом. Спала старуха на своих капотах, которые клали на кушетку один на другой, разглаживая утюгом, чтобы не было морщин и чтобы «постель» была теплая. Если причудница ляжет и почувствует складки - горничные все капоты снимают долой и снова кладут и разглаживают. Ко сну Анненкова отходила в особом туалете: вышитом или кружевном пеньюаре, пышном чепчике, шелковых чулках и бальных туфлях. При спальне состояли особые горничные, которые поочередно должны были сидеть всю ночь на приносимых для них диванах и разговаривать вполголоса. Вот так, "средь шумного бала", снисходил на нее Морфей...
Церемония одевания, или, вернее, переодевания,- так как Анненкова всегда была в туалете - совершалась по особому порядку в той же спальне с 12 лампами. На шести молодых горничных (не старше 20 лет) были надеты все принадлежности туалета барыни, и она надевала их в нагретом виде.
За обед барыня усаживалась со множеством компаньонок и сердилась, когда нет какой-нибудь из них. На кухне всегда дежурили повара (их было 14) - на случай, если барыне пожелается скушать чего-нибудь в неурочное время. Среди приживалок Анненковой была толстая немка, на обязанности которой лежало согревание кресла хозяйки дома, в которое она садилась, выходя из спальни, или места в карете, если барыня собиралась выезжать.
Её сын, Иван Александрович, получил домашнее образование. В 1817—1819 гг. посещал лекции Московского университета (курса не окончил). По сдаче экзамена при Генеральном штабе 10 августа 1819 года в чине юнкера принят в Кавалергардский полк. С 1 ноября 1819 года эстандарт-юнкер, корнет с 21 декабря 1819 года, поручик с 13 марта 1823 года.

Photobucket
И. А. Анненков.

В 1825 г. он знакомится с приказчицей из модной лавки на Кузнецком мосту 26-ти летней Полиной Гебль (в замужестве Прасковья Егоровна Анненкова).

Photobucket
Полина Гебль.

Полина Гебль родилась в Лотарингии, в замке Шампиньёль (или близ замка, что скорее всего), близ Нанси, в семье офицера.
После смерти отца мсье Поля - роялистского офицера - опека над состоянием была поручена, минуя мать, посторонним людям, кои расстратили его. Вследствие чего детство и ранняя юность Полины прошли в бедности, и она вынуждена была зарабатывать шитьём, а затем поступить в Париже в коммерческий дом Моно.
В 1823 году Полина покидает Францию и в надежде заработать едет в Россию.
В России служит старшей приказчицей в торговом доме Диманси, где и знакомится со своим будущим мужем. Знакомство окрепло в Пензе на ярмарке, где модный магазин Диманси показывает новые фасоны, а поручик Анненков покупает лошадей для своей части. Надо заметить, что она отказывается тайно венчаться со своим возлюбленным. В Симбирской, Пензской и Нижегородской губерниях у Анненковых были имения, и молодые под видом объезда их, совершили краткое путешествие. В одной из своих деревень Анненков договорился со священником и нашел свидетелей, чтобы обвенчаться с Полиной, но получил её отказ.

Photobucket
Кадр из к/ф «Звезда пленительного счастья». Э. Шикульска в роли Полины Гебль, И. Косталевский в роли Анненкова. 1975 г.
Режиссер Владимир Мотыль сделал историю их отношений одной из важнейших сюжетных линий в кинофильме «Звезда пленительного счастья».

Photobucket
Полянский Н. М. Александра Муравьёва.

Венчаться открыто молодые не решаются из-за возможного несогласия матери Ивана Александровича.
Тем ни менее, в доме у Анненковых она бывала. Как пишет Полина в своих Записках: "Мне, как иностранке, казалось, что я попала в сказочный мир. Дом был громадный, в нём жило до 150 человек, составлявших свиту Анны Ивановны. Парадных комнат было без конца, но Анна Ивановна никогда почти не выходила из своих апартаментов".

Photobucket
Кадр из к/ф «Звезда пленительного счастья». Э. Шикульска в роли Полины Гебль.

Анненков был дружен со многими декабристами и после 14 декабря его арестовывают, хотя на Сенатской площади в их рядах он и не стоял. "По следствию, когда открылось, что Анненков и Муравьев виновнее, чем думали прежде, то их перевели в Петропавловскую крепость. Виновны они были только разговорами". (Е. Якушкин, «Замечания на "Записки" А. М. Муравьёва»). Объясняя Николаю I почему он не рассказал о заговоре, Иван Александрович сказал: «Тяжело, не честно доносить на своих товарищей». Он был осуждён на 20 лет каторги (впоследствии приговор был смягчён до 10 лет) с последующей ссылкой на поселение.

Photobucket
Н. А. Бестужев. Портрет А. И. Анненкова. 1828 г.

Полина, женщина мужественная, энергичная, распродала все свое имущество, пытаясь освободить любимого и устроить его бегство за границу. Дерзкий замысел не удался.
После рождения дочери Александры (апрель 1826 г.) Полина направляется в крепость.
Подкупив стражу, она получает свидание. Полина вручает Анненкову перстень матери, но он возвращает его, сказав: "У меня его все равно заберут. Скоро нас отправят в Сибирь". Тогда Полина снимает с пальца свой перстень, сделанный из двух тонких золотых колечек, разделяет их и отдает одну половину Анненкову, обещая, что другую привезет в Сибирь. 10 декабря 1826 г. И. А. Анненкова отправляют в Читу.
И тогда Полина решает следовать за любимым человеком, но, поскольку она с Анненковым не была повенчана, на выезд требовалось разрешение царя. Проявив решительность, настойчивость, Полина сумела приблизиться к царю, принимавшему участие в маневрах войск под Вязьмой, и лично вручила ему прошение. "...Я всецело жертвую собой человеку, без которого я не могу далее жить. Это самое пламенное мое желание.. Молю на коленях об этой милости". Отъезд в Сибирь ей был разрешён.
Во многом помог ей учитель фехтования француз Гризье. И выправить бумаги, и деньгами снабдил.
История отношений своей соотечественницы и И. А. Анненкова А. Дюма положил в основу романа «Учитель фехтования».
О романтической истории кавалергарда-декабриста Ивана Анненкова и француженки-модистки Полины Гебль Дюма узнал от своего доброго знакомого Огюстена Гризье, известного во Франции мастера фехтовального искусства. В 20-х годах Гризье жил в Петербурге, давая уроки фехтования знатным русским дворянам. В том числе будущим декабристам И. А. Анненкову, Н. М. Муравьёву, С. П. Трубецкому и другим. С некоторыми его связывали дружеские отношения. Особенно близкие – с Анненковым и его возлюбленной. После событий на Сенатской площади и последовавших за ними арестов Огюстен Гризье помогал своей мужественной соотечественнице, решившей отправиться за Анненковым в Сибирь. Вернувшись в Париж, Гризье по просьбе Дюма передал ему рукопись своих записок "Полтора года в Санкт-Петербурге". Используя их, Дюма пишет роман.

Photobucket
Кадр из к/ф «Звезда пленительного счастья».

Приезд Полины был истинным подарком судьбы для Анненкова. "Без нее он бы совершенно погиб", - писал декабрист И. Д. Якушкин.
М. Н. Волконская в своих «Записках» образно рисует момент приезда будущей супруги декабриста: «Анненкова приехала к нам, нося еще имя м-ль Поль. Это была молодая француженка, красивая, лет 30; она кипела жизнью и весельем и умела удивительно выискивать смешные стороны в других. Тотчас по ее приезде комендант объявил ей, что уже получил повеление его величества относительно ее свадьбы. С Анненкова, как того требует закон, сняли кандалы, когда повели в церковь, но, по возвращении, их опять на него надели. Дамы проводили м-ль Поль в церковь; она не понимала по-русски и все время пересмеивалась с шаферами - Свистуновым и Александром Муравьевым. Под этой кажущейся беспечностью скрывалось глубокое чувство любви к Анненкову, заставившее отказаться от своей родины и от независимой жизни».

Photobucket
Полина Гебль.

В январе 1827 года Анненков был доставлен в Читинский острог. С сентября 1830 года - на Петровском заводе. На поселении с декабря 1835 года в с.Бельское Иркутской губернии. Позднее — в Туринске Тобольской губернии. В сентябре 1839 года по ходатайству матери Анненкову было разрешено поступить на гражданскую службу. С ноября 1839 года — канцелярский служитель туринского земского суда. С июня 1841 года в штате канцелярии тобольского общего губернского правления. Ревизор поселений тобольской экспедиции о ссыльных с сентября 1843 года. После служил в тобольском приказе о ссыльных и приказе общественного призрения.
В 1854 г. их навестил находившийся в ссылке Ф. М. Достоевский, знавший, сколько вытерпели они горя. Несколько позже он писал П. Е. Анненковой: « Я всегда буду помнить, что с самого пребывания моего в Сибири, вы и все превосходное семейство ваше брали и во мне и в товарищах моих по несчастью полное и искреннее участие. Я не могу вспоминать об этом без особенного, утешительного чувства, и, кажется, никогда не забуду». (Письмо Ф. М. Достоевского П. Е. Анненковой, 18 октября 1855 г.).
Лишь после тридцати лет жизни в Сибири — в 1856 году — Анненковы получили разрешение выехать с мест ссылки. Жить в Санкт-Петербурге и Москве им было запрещено. Анненковы поселились в Нижнем Новгороде в июне 1857 года. Здесь их посетил, совершавший путешествие по России их "библиограф" Александр Дюма.
За несколько часов общения с постаревшими прототипами своих героев в доме Анненковых на Большой Печерской Дюма узнал, наверное, много интересного о сибирской жизни декабристов. О тридцати годах тяжелейших испытаний, каторжной работы и унижений. О венчании Ивана Анненкова и Полины 4 апреля 1828 года в Михаило-Архангельской острожной церкви. О том, как энергичная весёлая француженка учила своих подруг-дворянок разделывать курицу и варить суп. О смерти дочери Аннушки и сыновей-близнецов. И ещё много о чём узнал великий романист и ещё раз восхитился удивительной судьбой этих людей. Но возвращаться к их истории в своём творчестве так и не стал.

Photobucket
Прасковья и Иван Анненковы.

Прасковья Егоровна занималась общественной деятельностью, состояла в попечителях нижегородского женского Мариинского училища. По просьбе издателя "Русской старины" М. И. Семевского писала воспоминания. Вернее, так и не освоив письменного русского, диктовала их своей старшей дочери Ольге. И до самой смерти не снимала с руки браслета, отлитого Николаем Бестужевым из кандалов её мужа.
Ее автобиографические "Записки" ходили по рукам в среде русской интеллигенции - официально они были запрещены, и увидели свет лишь в 1888 году. "Учитель фехтования" Александра Дюма впервые в России был опубликован только в 1925 году.

Вместе они прожили полвека. И когда в 1876 г. Прасковьи Егоровны не стало, супруг не надолго пережил её. Он умер в январе 1878 г. Они были похоронены на Крестовоздвиженском кладбище Нижнего Новгорода. Существует ли это кладбище сейчас и сохранились ли их могилы я не знаю...


Фото кон.1920-х гг. Слева виден дом Анненковых.


Фото кон.1920-х гг. Дом Анненковых и автомобильный семафор - предтеча светофоров.


Фото 1936 г. Вид на Петровку из дома Анненковых.

Дом, как я уже писал, не сохранился, но на углу Петровки и Рахмановского переулка стоит другой дом (арх.Иванов-Шиц) стилистическим и композиционным прообразом для которого стал дом Анненковых. Он виден в конце улицы на предыдущем снимке.

Photobucket
Здание Управления государственных сберегательных касс, возведенное в 1914-1920 годах по проекту И. А. Иванова-Шица.

Источники: ***, ***, ***, ***, ***, ***, ***, ***, ***, ***, ***.
Tags: Анненковы, Кузнецкий Мост, Москва, Петровка, вандализм, дореволюционные фото, живопись, история, рисунки, светофоры, советская Москва, советские фото, старая Москва
Subscribe
promo a_dedushkin april 25, 2010 20:47 206
Buy for 200 tokens
Давно я хотел написать о Рождественке. Материала много, поэтому разобью на три части. Рождественка – тихая улица в центре Москвы. Неглинный верх. Всё моё детство связано с ней. Здесь я жил, здесь ходил в школу, гулял с друзьями.… Каждый закоулок, каждый двор был нами обследован и изучен.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 71 comments