Алексей Дедушкин (a_dedushkin) wrote,
Алексей Дедушкин
a_dedushkin

Categories:

Иверские ворота Китай-города. Литография.

ИСТОРИЯ И ОПИСАНИЕ КИТАЙ-ГОРОДСКОЙ СТЕНЫ.

Незначительные остатки краснокирпичных крепостных стен, сохранившихся на задворках огромных зданий центра современной Москвы, не дают, конечно, никакого представления о былом облике московского Китай-города. А ведь всего восемьдесят лет назад грозная крепость являла взору почти всю свою мощь и величие. Значение ее для древней Москвы трудно переоценить — впервые в 1530-х годах Московский Посад окружили крепостные стены, сооруженные по последнему слову фортификационной европейской техники тех времен. А в ХХ столетии Китайгород-ская стена была уже просто уникальным памятником древности — ведь в России внешние городские крепостные сооружения сохранились еще лишь в Смоленске и Пскове.
Оградить московский посад от разорительных иноземных набегов валом и рвом пытались еще в конце XIV века.


Каменную стену замыслил выстроить великий князь московский Василий III после чувствительного набега татарского хана Махмет-Гирея в 1521 году (некоторые историки считают, что крепость задумал еще княживший в XV веке Василий II). Но работы смогла начать лишь в 1534-м Елена Глинская, царица-регентша при малолетнем Иване Грозном.


В. кн. Елена Васильевна Глинская со своим новорожденным сыном Георгием младшим братом царя Ивана IV. Фрагмент миниатюры Лицевого летописного свода 16 века.

Она пожертвовала значительную сумму, убедила сделать то же московского митрополита, обложила налогом на строительство бояр, купцов и всех москвичей. Укрепление, заложенное 20 мая 1534 года, закончили в 1535-м: глубокий ров с валом (землекопов собирали со всей страны, и они окончили его в полтора месяца), а на валу — частокол, переплетенный прутьями и обложенный землей. Это и был предшественник Китайгородской крепости.
Уже тогда, видимо, такой заслон не казался надежным, и, как сообщает “Пискаревский летописец”, в 1535 году “майя в 16 день князь Великий Иван Васильевич всея Руси и его Мати Елена повелели град камен ставити Китай”. Крепость эта стала единственным монументальным памятником недолгого правления Елены Глинской. И она, и Иван Грозный участвовали в закладке; будущую крепость освятил московский митрополит Даниил, по линии грядущих стен шел крестный ход, а вслед за ним строители укладывали первые камни. Строительство поручили итальянскому мастеру Петроку Малому Фрязину. Был собран специальный налог, и окончить крепость удалось сравнительно быстро — к 1538 году. На возведение стены, как сообщают историки, “были брошены все наличные силы каменщиков в стране”. Историки русского градостроительства считают постройку Китай-города одним из примеров “мобилизационно-организационных мероприятий” — город расширился не естественно, а по указу властей. Специалисты называют строительство укреплений, охватывающих сектор территории между двумя главными городскими реками, вторым этапом в развитии любого древнерусского города (первый этап — первоначальная цитадель; на втором этапе русские города, как правило, и останавливались, Москва же прошла четыре этапа).
Китайгородская стена, окружившая территорию Великого Посада, имела в длину около двух с половиной верст (2567 метров) и охватывала площадь в 63 гектара. От Угловой Арсенальной башни Кремля она тянулась к востоку по линии современных площадей Революции и Театральной, служа одновременно оградой Заиконоспасскому и Никольскому греческому монастырям, на Лубянской площади поворачивала на юго-восток, а у Варварских ворот — на юг. Достигнув Москвы-реки, она сворачивала на запад и по набережной доходила до Москворецкой башни Кремля. Первоначально ворот в крепости было четыре, доходило и до восьми; старинные планы показывают 14 разнообразных — прямоугольных, круглых, многогранных — башен.


Многогранная башня.Снимок 1912 г.

Со временем некоторые башни исчезали, ворота закладывались или вновь пробивались (такие называли Проломными, последним в 1871 году был пробит Третьяковский проезд). К ХХ веку продолжал действовать лишь один древний проезд в Ильинских воротах — все остальные были заложены, и москвичи пользовались проломными воротами по соседству. Первый путеводитель по Москве 1782 года описывает в стене пять ворот: Москворецкие, Варварские, Ильинские, Никольские и Воскресенские — с деревянными и каменными мостами при них. Значение основных ворот крепости всегда сохраняли четыре: Воскресенские — на Тверскую улицу, Владимирские — на Лубянскую площадь, Ильинские — на Маросейку, Варварские — на Солянку. Там, где стены, стоявшие на валу (остатки насыпи видны и сегодня), не были защищены Москвой-рекой и Неглинной, перед ними вырыли глубокий сухой ров с кольями на дне, позднее облицованный камнем и заполненный водой.


Никольские (Владимирские) ворота Китай-города. Ф.Я.Алексеев. 1800-е гг.
Снимок предоставлен hitrovka

Засыпан он был только после 1812 года. От Владимирских, Ильинских, Воскресенских и Варварских ворот через ров были переброшены каменные мосты; башни были снабжены опускавшимися решетками и подъемными устройствами. “С приступа они были обведены рвами, — писал о китайгородских стенах И.Э.Грабарь, — с подъемными мостами на особых срубах, “режах”. Прекрасно устроенные стрельницы приспособлены были для всех видов боя: пищального, мушкетного и пушечного”.

Конструкция крепости была продуманной и сложной. Засыпанную подготовительную траншею утрамбовали сваями, затем шел слой белокаменного бута с каркасом из еловых бревен, на нем лежал фундамент из белого камня. Белокаменными были и цоколь, и внутренняя часть стены, облицованной снаружи слоями разнофасонного большемерного кирпича с разнообразными клеймами. Наиболее часто встречался кирпич размером 21 х 9,5 х 4,5 см, с характерным клеймом “Лабиринт”.

Китай-город был первоклассным фортификационным сооружением. Петрок Малый был, вероятно, знаком с градостроительными идеями Леонардо да Винчи. Прямые аналогии архитектуре Китай-города находят в итальянских крепостях второй половины XV–XVI веков (Сан-Лео, Остия и др.). Исследователь И.Стеллецкий считал Петрока Малого генуэзцем и находил в крепостных сооружениях генуэзских мастеров черты сходства с Китай-городом. Это была по сравнению с Кремлем крепость нового поколения, рассчитанная на отражение мощного артиллерийского огня и применение его при обороне. Поэтому китайгородские стены при толщине около 6,5 метра значительно ниже кремлевских (6–8 метров вместо 10–19). Широкая (более 4 метров) боевая площадка для мощных пушек поверху стены была защищена более удобными, чем кремлевский “ласточкин хвост”, прямоугольными зубцами-”мерлонами”. Толщина стен была такова, что по их боевой верхней площадке можно было проехать на паре лошадей. Инженер Ласковский, издавший в 1858 году фундаментальный труд по истории инженерного искусства в России, считал, однако, что толщина стены была вызвана не необходимостью противостоять артиллерийскому огню (от пролома после обстрела прямой наводкой никакая толщина спасти не могла; к тому же стены Китай-города были с внутренней стороны пронизаны глубокими нишами-”печурами”). По мнению Ласковского, утолщение стены “сделано с целью расширить открытый ход на вершине стены и тем доставить больший простор для действия войск во время приступа. Благодаря этому стена много выиграла в смысле живой обороны: в толще ее были устроены различные помещения для орудий и прислуги”. Башни далеко выдавались из линии стен, что позволяло простреливать их в продольном направлении, поэтому китайгород-ские башни отстояли друг от друга дальше, нежели кремлевские. Башни Китай-города имели разнообразную форму: круглые (угловые), четырехугольные, шестиугольные и полукруглые (такая форма башен в древнерусском зодчестве встречалась, помимо Китай-города, только в крепости Порхова).


Лубянская площадь. Вид в сторону Ильинских ворот. Литография сер.19 века.

Стены имели три ряда бойниц — верхнего, среднего (для пушек) и нижнего боя. Специалисты отмечают устройство специальных бойниц “косого боя” — их делали в стенах, примыкавших к башням под острым углом; такие бойницы сохранялись до 20 века, например, у Варварских ворот. Крепость, таким образом, давала своим защитникам возможность применять все известные тогда виды обороны с помощью огнестрельного оружия. Имелись и подземные сооружения: “слухи”, стены которых были обиты медными листами, гремевшими при сотрясении почвы, — так узнавали о вражеских подкопах. Были и специальные “вылазные ворота”, и подземные ходы сообщения, и подвалы, где хранились боеприпасы и каменные ядра. Ярусы стены соединялись внутренними и наружными лестницами. В средние века крепость была мощным фортификационным сооружением, объединяя стены, рвы и земляные насыпи. Контрфорсов, подпирающих стену на всех фотографиях 19 века, в древности не было, ими стену укрепили позднее. По образцу Китайгородской стены были выстроены частично сохранившиеся укрепления Серпуховского кремля, а также стены Белого города в Москве.

Военную роль Китайгородской стене довелось сыграть, впрочем, лишь дважды: в 1571 году, когда ее успешно штурмовали татары, и в Смутное время, в октябре 1612-го, когда ополченцы князя Трубецкого брали защищаемый поляками Китай-город. В последний раз о крепости вспомнили во время Северной войны: ожидая к Москве Карла XII, Петр I повелел 5 января 1708 года починить стену и укрепить ее земляными бастионами, что и было сделано в 1708–1709 годах. Бастионы эти, закупорившие городские стоки и способствовавшие образованию у стены небольших зловонных болот, срыли в 1819–1823 годах.

О названии “Китай” спорят уже более двух веков. Вспоминают и родину Елены Глинской — Китай-городок в Подолии, и укрепление по имени “китай-город”, некогда существовавшее в Пронске. “Китами” назывались, по некоторым сведениям, еще дерево-земляные укрепления 1534 года, этим словом в Древней Руси обозначали плетеный частокол из двух стенок с забутовкой. По-монгольски “Китай” — “средний город”, по-тюркски — “стена”. Н.М.Карамзин в “Истории государства Российского” называет Китай-город “средним, по смыслу его имени на языке татарском”. И приводит, для разнообразия, изустное предание, бытовавшее в городе: “Юрий Долгорукий основал Москву, а там, где монастырь Знаменский (середина Варварки. — К.М.), — другой город, которому дал имя Китая, ибо так прозывался сын его Андрей”. Наиболее убедительная, на наш взгляд, гипотеза видит в этом слове древний индоевропейский корень, обозначающий укрепленное поселение, сохранившийся в родственных словах английского (Сити), французского (остров Ситэ в Париже) и, самое главное, итальянского языков: “cita” — город. Отметим еще, что в древности крепость звали и по-иному: англий-ский мореплаватель Ричард Ченслор, оказавшийся в Москве в 1553 году, называет ее “нижним городом”, а иноземцы-путешественники 17 века Олеарий и Эрколе Зани говорят о “Красной стене”, “Красном городе”. Была у Китайгород-ской стены и своя потаенная символика: общие очертания стен Кремля и Китай-города как бы во-площали библейский образ “царствия треугольного”; расстояния от символически-сакрального центра Москвы — собора Василия Блаженного — до стен Китай-города были кратны длине участков стен Кремля, а периметр Китайгородской крепости приблизительно равнялся удвоенному кремлевскому.
Китай-город образовал вместе с Кремлем величественный ансамбль укрепленного центра Москвы. Не случайно все посетившие Москву иностранные путешественники средневековья описывают Кремль и Китай-город как единую крепость: стена Посада заняла второе место в зримой иерархии московских укреплений и частей города. Она играла в ансамбле города явно несамостоятельную, подчинённую Кремлю роль. Правда, Китай-город, в отличие от Кремля, не отгораживал городской торг от центра столицы, а окружал его стенами. В панораме центра города с севера и с востока Китайгородская стена служила эффектным постаментом верхам кремлевских соборов и храма Василия Блаженного. Имела крепость значение и для градо-строительного развития Москвы: она предопределила линию полукруглой улицы за стеной и цепочки площадей перед нею.
Облик Китай-города не раз менялся. Два раза стену белили — при царевне Софье и в начале 20 века, не раз брались ее ремонтировать в 18 - 20 столетиях.


Вид набережной Москва-реки у Китайгородской стены. Гравюра Ф.Б.Лорис по рисунку Ж.Делабарта (1796г.)

В 1666 году по всем городам России разлетелись царские грамоты, предписывавшие всем до единого каменщикам, кирпичникам, горшечникам и городовых дел мастерам ехать в Москву для ремонта столичных укреплений. К 1667 году были закончены осмотр и опись стен, в 1680-е — их обновление, в результате которого некоторые башни Китай-города украсились высокими шатрами. Облик крепости, впрочем, всегда сохранял в качестве основных черт лапидарность убранства и (особенно в ХIX веке) романтичность средневековья. Стена постепенно ветшала, обваливалась, обрастала пристройками и деревьями. В 18 столетии в башнях устраивали лавки, к стене пристраивали конюшни, сараи, погреба, даже харчевни и цирюльни. В 1768 году вновь основанному Каменному приказу вменено было в обязанность присматривать за сохранностью крепости. Приказ, как отмечают историки, делать ничего не спешил: к 1775 году он получил наконец пятитысячную субсидию на ремонт стены, а еще через семь лет, в 1782 году, принялся за дело. 480 рабочих под руководством опять-таки итальянского “каменных дел мастера” Франческо Руски расчистили стену от пристроек и отремонтировали ее от Никольских до Варварских ворот. На этом средства кончились, приказ запросил 10-тысячную субсидию — за это его закрыли. Стену, так и не отремонтировав до конца, стали вновь за-страивать лавками. В 1783 году губернатор З.Г.Чернышев позволил пристроить к стене 204 деревянные лавки, в 1786-м замененные каменными. Позднее, в начале XIX века, зодчий И.В.Еготов предложил проект постройки вдоль всей стены торговых рядов с колоннадами, но он не был осуществлен. Впрочем, от Варварских ворот до Москвы-реки стена была застроена практически полностью, пространство возле нее было завалено мусором и залито смрадными нечистотами. Местами стена выглядела приличнее: на Москворецкой набережной, Новой и Старой площадях к ней примыкали добротные лабазы и каменные хлебные амбары. В начале ХХ века вдоль стены разбили палисадники с ясеневыми деревьями; ее увивал дикий виноград. С внутренней стороны стена не была застроена лишь от Никольских до Варварских ворот.
Облик крепости можно представить себе по старинным ее изображениям: “Сигизмундову плану” 1610 года, иконам конца XVII века, панораме Пикарта 1707–1708 годов, гравюрам и литографиям, полотнам и акварелям Д.Кваренги, М.Воробьева, Ж.Жакотте, Ш.-К.Башелье, Ж.Делабарта, Ф.Алексеева, П.Моисеева, В.Астракова, В.Маковского, К.Юона. Интересны и графические реконструкции первоначального вида Китай-города, сделанные известным реставратором Д.П.Суховым.


Старинная карта Москвы (1646г) из книги Saalman 'Medieval Cities'. На карте можно отлично рассмотреть стены Китай-города.
Карта взята отсюда.

Текст полностью



Пост для moskov_tsarstvo.
Tags: Китай-город, Китайгородская стена, Москва, дореволюционные фото, история, старая Москва
Subscribe
promo a_dedushkin апрель 25, 2010 20:47 209
Buy for 200 tokens
Давно я хотел написать о Рождественке. Материала много, поэтому разобью на три части. Рождественка – тихая улица в центре Москвы. Неглинный верх. Всё моё детство связано с ней. Здесь я жил, здесь ходил в школу, гулял с друзьями.… Каждый закоулок, каждый двор был нами обследован и изучен.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments