Алексей Дедушкин (a_dedushkin) wrote,
Алексей Дедушкин
a_dedushkin

Category:

Поэма из московской жизни

<...> Надо было быть широким, чтобы быть любезным широкой Москве. И "барственность" любила романтичная Москва. В ресторане "Эрмитаж" в большой компании обедал Панютин. Когда-то знаменитый фельетонист "Nil admirari". Когда-то... Бедный, все проживший старик.
Он ходил в "Эрмитаж", к Оливье, по старой памяти позавтракать, пообедать.


Фото 1900 г. Летний сад ресторана "Эрмитаж Оливье".

Когда-то богатый человек, -- он прокучивал здесь большие деньги.
"По старой памяти" ему не подавали счета, если он не спрашивал.
Но то простые завтраки, обеды. А тут огромный обед, с дамами, -- неожиданно принявший "товарищеский характер": один взял на себя шампанское, другой -- ликер.
Панютин, чтобы не отставать от других, объявил:
-- Мои, господа, фрукты.
В конце обеда он приказал человеку:
-- Подай фрукты!
Буфетчик осведомился:
-- Кто заказал?
-- Господин Панютин.
-- Панютин?! Отпустить не могу!
Не заплатит. Положение получилось ужасное.
Фруктов не подают.
Панютин, уже не решаясь ни на кого поднять глаз, спрашивает у человека:
-- Что ж, братец, фрукты?
Половой, глядя в сторону, бормочет:
-- Сию минуту-с... принесут...
А буфет завален фруктами. Все видят. Всем хочется провалиться сквозь землю.


Что делать? Другому кому-нибудь приказать? Обидеть старика, который и так уже умирает от стыда, от срама, от позора. В эту минуту в зал входит Оливье, -- "сам Оливье". Он сразу увидал, что что-то происходит. Какое-то замешательство. Обратился к буфетчику:
-- Что такое?
-- Да вот господин Панютин заказал фрукты. А я отпустить не решаюсь. Вещь дорогая.
Оливье только проскрежетал сквозь зубы:
-- Болван! Сейчас послать на погреб. Чтобы отобрали самых дорогих фруктов! Самый лучший ананас! Самые лучшие дюшесы! В момент!
Он подошел к столу, поклонился присутствующим и обратился к Панютину:
-- Простите, monsieur Панютин, что моя прислуга принуждена была заставить вас немного обождать с фруктами. Но это случилось потому, что на буфете не было фруктов, достойных, чтобы их вам подали.
В эту минуту появился человек с вазой "достойных" фруктов.
-- Салфетку! -- приказал Оливье.
И пихнув под мышку салфетку, взял вазу с фруктами:
-- Позвольте мне иметь честь самому служить вам и вашим друзьям.
У старика Панютина были слезы на глазах. И не у одного у него.
Бывший среди обедавших М.Г. Черняев, -- он был тогда на вершине своей славы, -- обратился к Оливье:
-- Прошу вас сделать нам честь просить к нам и выпить стакан шампанского за здоровье наших дам.
И дамы смотрели, с благодарностью улыбаясь, на человека, который сделал "такой красивый жест":
-- Мы просим вас, monsieur Оливье! Мы просим!
На этом лежит романтический отпечаток.
Как "на всем московском есть особый отпечаток".
Из В. Дорошевич "Поэма из московской жизни", 1906 г.
Tags: Дорошевич В., Москва, быт старой Москвы, воспоминания, дореволюционные фото, ресторан "Эрмитаж", старая Москва
Subscribe

promo a_dedushkin april 25, 2010 20:47 208
Buy for 200 tokens
Давно я хотел написать о Рождественке. Материала много, поэтому разобью на три части. Рождественка – тихая улица в центре Москвы. Неглинный верх. Всё моё детство связано с ней. Здесь я жил, здесь ходил в школу, гулял с друзьями.… Каждый закоулок, каждый двор был нами обследован и изучен.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 68 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →