Алексей Дедушкин (a_dedushkin) wrote,
Алексей Дедушкин
a_dedushkin

От сторожа до полицейского

Дню милиции-полиции посвящено.
Честно, весь текст не вычитал. Так что если есть претензии по тексту, то не ко мне, а к авторам, ага.

Оригинал взят у toptigki в Быт или не быт 13 - От сторожа до полицейского
Давайте посмотрим кто, а главное как занимался охраной правопорядка в Москве на протяжении её продолжительной истории.


Как гласит поговорка, хорошие дела ночью не делаются, и поэтому в темное время суток надо предпринимать дополнительные меры для обеспечения порядка и охраны граждан. Считаете, что сейчас опасно выходить ночью на улицу? Сравните с тем, как обстояли дела в XVI - XVII веках:

Грабежи и разбои были в Москве не менее хроническим злом, чем пожары. С наступлением темноты на улицах начиналось господство грабителей, и прохожие ночью всегда рисковали быть ограбленными, избитыми или убитыми.

При наступлении сумерек начинался ночной отдых, обязательный до известной степени для московского населения. Главные улицы запирались решетками и надолбами, которые охранялись сторожами, набиравшимися из посадских людей. Сторожа были обязаны задерживать подозрительных людей, появляющихся ночью на улицах, и представлять их властям.


А. М. Васнецов - Уличная решетка. Ночь. 1903г.

Герберштейн сообщает, что в его время московские улицы в некоторых местах запирались на ночь положением поперек бревнами и что если кто после известного часа бывал пойман сторожами, то его или били и обирали, или сажали в тюрьму, если только это не был человек известный и именитый, ибо таких людей сторожа обычно провожали к их жилищам.

Заграждение улиц решетками или бревнами было мерою, направленною против крайне многочисленных в Москве ночных грабителей, но эта мера оказывалась совершенно недействительною.

Не проходило ночи, чтобы на утро не находили на улицах нескольких убитых. Во время пребывания голштинского посольства в Москве, по словам Олеария, 11 декабря можно было насчитать пятнадцать убитых…

Горожане были настолько терроризованы разбойниками, что, слыша ночью крики людей, подвергавшихся нападению на улице, обыкновенно не только не спешили на помощь, но даже не решались выглядывать из окон.


Как уже было сказано выше: к состоятельным лицам отношение было иное, что подтверждается нижеследующим:

Частные лица старались своими мерами обезопасить себя от грабежей. Бояре нанимали особых сторожей, которые дежурили в их дворах по ночам, ежечасно давая о себе знать ударами палки по деревянной доске. Но, по словам Олеария, часто случалось, что подобные стражники сторожили не столько для господ, сколько для воров, помогали последним проникать во дворы и убегали.

Олеарий: «При дворахъ знатныхъ господъ приставляется особая стража, которая ночью должна постукивать въ повѣшенную доску палкою съ наболдашником и бить часы. Но такъ какъ нерѣдко случалось, что такая стража не только оберегала господъ, сколько воровъ, указывая имъ болѣе безопасные пути къ воровству и помогая воровать, а затѣм скрывалась… Сказанные выше рабы дѣлают самые улицы въ Москвѣ, особенно по ночамъ, небезопасными, такъ что беъ хорошаго оружѣшѣя, или безъ проводниковъ, того и гляди, что подвергнешся нападенiю, какъ это и случилось съ нами»


Как Вы уже поняли, ночью из дома лишний раз лучше было не высовываться. А что же днем? Днем город в отношении порядка и общего спокойствия, был не менее колоритен:

Картину будничной уличной жизни дополняли еще двѣ характерныя особенности: обилiе нищихъ и публичныя расправы съ преступниками.

Это Константино-Еленинская башня Кремля - в ней был застенок.

Публичныя истязанiя преступниковъ были явленiем далеко нерѣдкимъ на улицахъ Москвы. Довольно обычным зрѣлищемъ былъ полуобнаженный, окровавленный человѣк, котораго палачъ водилъ по торговымъ рядамъ и улицамъ, стегая кнутомъ и громко объявляя его вину.

Близъ Неглиненскихъ или Воскресенскихъ воротъ, на мѣстѣ Историческаго музея, находился Земскiй дворъ (приказъ), вносившiй свою характеркую ноту въ жизнь торговой площади: днемъ и ночью изъ его застѣнка неслись стоны и вопли людей, имѣвшихъ дѣло с полицiей.


А вот что творилось в праздники:

Особенно ярко сказывалось безсилие полиции в дни общего разгула на масленице, когда сами караульные напивались, а число уличных убийств значительно увеличивалось.

Конечно, служба простого сторожа была тяжела и сложна. В несколько более привилегированном отношении к ним находились стрельцы - некоторое подобие отряда специального назначения и ФСО. Но у них тоже был устав и правила поведения:

Во главе стрелецкого приказа стоял Голова, который был обязан следить, чтобы стрельцы вели себя тихо, « никакого дурна и воровства» себе не дозволяли, не пьянствовали, тайно не курили вина и не варили пива, не обижали мирных обывателей, не грабили, не приглашали к себе колдунов и колдуний…

Но "гладко было на бумаге", а в жизни:

Наделенный большой властью, голова имел много соблазнов, чтобы злоупотреблять своим положением. Взяточничество было широко развито… Случалось, что головы заставляли рядовых стрельцов исполнять для себя различные работы, ничего не имеющие общего с военным делом, употребляли их для личных услуг на своих московских дворах и не останавливались перед тем, чтобы посылать их в свои деревни для полевых работ.

И, глядя на произвол своего начальника, простые стрельцы, тоже не всегда были честны:

Послы и купцы одаривали сопровождавших их стрельцов деньгами и вещами, а при случае и сами стрельцы присваивали себе кое-что из посольского имущества: у одного сотника отобрано было несколько вещей посла, которые он будто бы хотел сохранить у себя от грабителей, у рядового стрельца оказалась серебряная узда, снятая с посольского коня и пр.

За Москвой-рекой находился Крымский двор, на котором останавливались приезжие татарские посланники и купцы. Стрелецкая стража охраняла жителей двора от обид и следила, чтобы они не входили тайно в общение с русскими людьми. Однажды между стрельцами и татарами возникло недоразумение, окончившееся тем, что один из приезжих татар получил несколько ран. Стрелец объяснял, что татарин напал на него и нечаянно накололся на бердыш…

Взяточничество было широко развито, такъ что болѣе состоятельные стрѣльцы пользовались значительными льготами: по распоряженiю головы они освобождались отъ очередной службы, жили почти все время внѣ стрѣлецкой слободы. Обзаведшиеся хозяйством и привыкшие к торговле или ремеслу, стрельцы так неохотно двигались в поход, что немало из них оказывалось в бегах.

Во второй половине XIX века:

Содержание, получаемое полицейскими чинами, было ничтожно, требования начальства громадны и вся московская полиция существовала на «доброхотныя даянiя» обывателей. Поилцмейстер для повышения своих ничтожных доходов пользовался правом взимания в свою пользу прибыли от издания полицейской газеты. Само собой разумеется, что в интересах издательского дела газета была «обязательна къ полученiю» всеми домовладельцами, содержателями трактиров и лавок.

Интересно положение простых постовых:

На перекрестках стояли знаменитые московские будочники с грозными алебардами, жившие в будках. «…иногда, если будка стояла, напримѣръ, на бульварѣ, около нея ставилось нѣчто въ родѣ заборчика, и получается крошечный дворик, въ которомъ мирно хозяйствовала супруга «хожалого», висѣло на веревкахъ просушиваемое бѣлье, стояли принадлежности домашняго обихода и даже прогуливались куры съ цыплятами… Будочники были безусловно грязны, грубы, мрачны и нсвѣдущи; къ нимъ никто и не думалъ
обращаться за справками, как теперь обращаются къ городовым»…

С приходом нового века, века машин и техники люди сильно изменились, также изменились и правоохранительные органы.

Исчезает старый тип московского дворника, дававший такой богатый материал юмористической литературе. Теперь дворник пошел мелкий, грамотный, сердитый и суетливый, часто из татар – раньше безмятежно почивал в сторожке и грелся у ворот на солнце рыжебородый мастодонт, вечно пьяный или сонный с похмелья, ленивый и ограничивающий свои функции властными окриками на извозчиков и разносчиков.

Это простой московский дворник,
он находился на полицейской службе и был обязан помогать полиции.

Как мы увидели многие "традиции" сохранились до наших дней.

С праздником, блюстители порядка!
Мы же прекрасно понимаем, что вы такие же люди, как и все, и, как говорится, "от осинки не родятся апельсинки". И знаем, что писать об обыденной службе простого постового писакам не интересно, им важны сенсации (как сегодня, так и несколько веков назад). Как говорится в поговорке XIX века: "В лесу есть леший, в воде – водяной, в доме – домовой, а в городе – городовой", - поэтому на ваших плечах лежит большая ответственность, вы хозяева города, его порядка, спокойствия его жителей, спасибо вам за ваш труд.
Ну а мы наберемся терпения и будем смотреть на мир через призму юмора.:)


Литература:
Богоявленский С.К. – «Войско в Москве в XVI-XVII вв.»
Василич Г. – «Москва 1850 – 1910 г.»
Василич Г. – «Улицы и люди современной Москвы»
Нечаев В.В. – «Уличная жизнь Москвы»
Уланов В.Я. – «Положение низших классов в Московском государстве XVI-XVII вв.»

Tags: Москва, дореволюционные фото, живописная Москва, живопись, праздники, ссылки
Subscribe
promo a_dedushkin april 25, 2010 20:47 206
Buy for 200 tokens
Давно я хотел написать о Рождественке. Материала много, поэтому разобью на три части. Рождественка – тихая улица в центре Москвы. Неглинный верх. Всё моё детство связано с ней. Здесь я жил, здесь ходил в школу, гулял с друзьями.… Каждый закоулок, каждый двор был нами обследован и изучен.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments