Алексей Дедушкин (a_dedushkin) wrote,
Алексей Дедушкин
a_dedushkin

Эра милосердия

Прислали мне на почту вопрос касательно одного из моментов погони за Фоксом в книге братьев Вайнеров "Эра милосердия". Что за вопрос, напишу ниже. А меня заинтересовала и вся погоня в целом. Давайте пронесёмся по Москве вместе с героями вайнеровской книги. Обращаю внимание, именно книги, а не фильма. Хотя Жеглов, по крайней мере в моём представлении, - это, конечно, В. С. Высоцкий. А сегодня - годовщина его смерти.

Начнём с эпизода в "Савое".
«Несколько шагов нас разделяло, когда Фокс, упершись головой в живот Марианны, как щитом вышиб ею с ужасным дребезгом и звоном огромную оконную витрину, и они оба вывалились на улицу. В стекле появилась здоровенная дыра с острыми, как сабли, зубьями. И когда я нырнул в эту щель, я видел, как вскочил и побежал по улице Фокс, и одновременно рухнули на меня остатки остекления, и боль ожогами рванула сразу по лицу, рукам, вцепилась в плечи, судорогой полоснула по спине. Я только за глаза испугался в первый момент, но потом сообразил, что ничего им не сделалось: я хорошо видел, как бежит вниз по Пушечной улице Фокс.


Фото 1947 г. Роберта Капа.
Вид из окна гостиницы "Савой" на Пушечную улицу.

Фотографии по возможности старался брать близкие ко времени, описанному в книге. Но в некоторых случаях пришлось использовать и более ранние, и более поздние.

— Врешь, гад, не уйдешь, — бормотал я, целясь в него из пистолета, но кровь натекала на веки и мешала поймать его на мушку. Я выстрелил раз, другой — мимо!

Из выбитого окна выпрыгнул Жеглов и почти сразу же за ним — Пасюк и Тараскин.

Рядом безжизненно валялась на тротуаре Марианна.

— Стой, Шарапов, не стреляй! — эаорал Жеглов. — Некуда ему деться, мы его так возьмем!..



Рядом фырчал уже наш автобус, а я смотрел, как, петляя после моих выстрелов, бежит Фокс, — там улица прямая, насквозь просматривается; и никак я не мог взять в толк, почему он бежит по улице, а не уходит проходными дворами.

Проходные дворы там на Пушечной есть. Вот, например, один из них:

Фото кон. 1950-х гг. Ю. Батуева. Двор "Щемиловка" на Пушечной, 7/5.

А это автобус Опель Блитц, он же Фердинанд в книге:



Фото кон. 1950-х гг. Ю. Батуева. Пушечная улица. Вид в сторону Неглинной.

— Быстрее в автобус! Гриша, остаешься! — орал Жеглов, подсаживая меня на ступеньку. Я плохо видел, кровь сильнее пошла, а Глеб уже мчался вниз по Пушечной вдогонку Фоксу, за ним припустили Пасюк и Тараскин.

Копырин рванул с места, но мы и пяти метров не проехали, как Фокс прыгнул на подножку медленно движущегося впереди грузового «студебеккера». Мы грузовик раньше в темноте не заметили, а Фокс именно поэтому бежал по улице, рискуя попасть под пули. «Студебеккер» ждал его здесь!

Он свернул на Неглинку и погнал, не включая фар.



Фото 1949 г. Неглинная улица.


Фото кон. 1940-х - нач. 1950-х гг. П. Лопатина. Неглинная близ Трубной площади.

Копырин догнал оперативников, они влетели в автобус, и Жеглов крикнул:

— Копырин, не отставай!

— Как же, не отставай! — бормотнул Копырин. — У «студера» мотор втрое…


Студебекер K25S, 6x6, 1940 г.
Или такой:

Отсюда (спасибо ув. visualhistory).
UPD: Товарищи подсказывают, что Студебекеры K25S в СССР по ленд-лизу не поставлялись (спасибо f_passenger!). Так что только Studebaker US6:


А здесь, в журнале у ув. redkiikadr, смотрим авто-технический разбор по "Фердинанду" и "студеру" из вайнеровской книги.

<...>

— Давай, давай, давай! — орал Жеглов. — На всю железку жми!

Метров триста было до грузовика, и он ходко набирал скорость. Наш шарабан тоже трясся, как молодой. На Трубной «студебеккер» свернул направо, с ревом попер в гору, и мы завыли от злости — на горе-то мощный мотор себя сразу покажет! Но Копырин вдруг резко крутанул на Рождественскую улицу.



Фото 1947 г. Трубная площадь. Справа, за обрезом снимка - Рождественский бульвар.
С Неглинной погоня повернула направо. Фокс устремился вверх по Рождественскому бульвару, Фердинанд с муровцами свернул ещё раз направо, на Рождественку.

— Ты куда?! Куда, я тебя спрашиваю?! — взвился Жеглов за спиной Копырина.

Тот сердито обернулся:

— В кабинете у себя командуй, Глеб Егорыч! А здеся я!..

— Потеряем! По-отеряем!

— Никуда мы их не потеряем, — спокойно сказал Копырин. — На Сретенке сегодня ночной марш — аэростаты через Кировскую повезут, движение перекрыто. Никуда они от нас не денутся…



Фото 1970-х гг. Рождественка. Вид в сторону Рождественского бульвара.

С Рождественки налево в Варсонофьевский.

Фото 1970-х гг. Варсонофьевский переулок. Вид в сторону Б. Лубянки (тогда - ул. Дзержинского).

Копырин крутанул налево, в Варсонофьевский переулок, выскочил на улицу Дзержинского — и прямо перед нашим носом промчался с гулом «студебеккер» с погашенными огнями. Зазвенела пружина сцепления, глухо пророкотали подшипники в моторе. Копырин врубил вторую скорость и погнал за грузовиком в сторону Кузнецкого моста. Расстояние между нами сократилось метров до двухсот.


Фото 1900-1910-х гг. Снимок старый, но, в принципе, в конце 1940-х здесь всё так и было. Кроме Введенской церкви, которая видна в перспективе улицы (храм к тому времени уже был снесён).


Фото 1984 г. Б. Лубянка.

Пасюк стирал какой-то ветошью кровь с моего лица, я отталкивал его руку, а боль невыносимо полыхала во всем изрезанном стеклом теле.

От Манежа нам навстречу неторопливо тянулся троллейбус, весь засвеченный голубовато-желтым сиянием.


Манеж, конечно, далековато от Б. Лубянки...


— Тараскин, около «Метрополя» пост ОРУДа — прыгай на ходу, предупреди их, пусть объявят общегородскую тревогу! — скомандовал Жеглов, но в этот момент «студер» с душераздирающим воем покрышек вильнул налево, на встречную полосу движения, прямо в лоб троллейбус — огромная светящаяся коробка его, такая мирная, пассажирская, неуклюжая, просто дыбом встала, осаживаясь на задние колеса под визг и скрежет тормозов, полетели с проводов, погас свет, полоснул воздух оглушительный треск отрываемого буфера. «Студер», надсадно фырча, нырнул в узкий проезд и исчез под аркой…

Нас всех скинуло со скамеек — Копырин, чтобы не врезаться в замерший троллейбус, заложил за его кормой крутой вираж и выскочил через бордюр на тротуар, выровнял автобус и метнулся вслед за грузовиком под арку около первопечатника Федорова.

Раз Первопечатник, то стало быть погоня через Лубянскую (Дзержинского) площадь выскочила на Театральный проезд:

Фото 1948 г. Н. Грановского. Лубянская (Дзержинского) площадь.

Фото 1952 г. Театральный проезд.

Под "аркой около первопечатника Федорова" имеется ввиду арка Третьяковского проезда. Вот она на снимке:

Фото кон. 1940-х гг.

На повороте Копырин еще успел рвануть костыль-рычаг, распахнулась, запарусила дверь, и Коля нырнул в мокрый темный проем на улицу, перевернулся через голову, но, когда я посмотрел в заднее стекло, он уже вскочил и, согнувшись пополам, прихрамывая, бежал к «Метрополю»…

«Студер» снова оторвался от нас на несколько десятков метров и мчался по улице в сторону Красной площади. Здесь он не мог, никак не должен был уйти от нас — там впереди были милицейские посты, они должны перекрыть трассу…


Следовательно, из Третьяковского проезда на Никольскую (25 октября улица), направо:

Фото 1956 г. Дымма А. Н. Никольская улица в сторону Красной площади.
И ещё:

Фото кон. 1960-х гг. Там же.

Фото 1960-х гг. Н. Гуменюка. Она же.

На повороте я ударился головой о стенку, и кровь снова сильно засочилась по лицу, я утирался рукавом и почему-то вспомнил о брошенном в «Савое» плаще — в кармане был платок и завернутый в газету довольно большой кус хлеба…

Копырин резко затормозил, крутанул налево руль и сразу же отпустил тормоз — задок автобуса мгновенно забросило вперед, машина повернулась почти перпендикулярно, прыгнула в глубокий черный провал подворотни, и я подумал, что это, наверное, один из хитрых копыринских проходных дворов.


Здесь, судя по всему, Копырин свернул на территорию Шевалдышевского подворья. Дворы там были проходные-проездные в то время.

Фото 1980-1981 гг. из архива ЦИГИ. Один из дворов Шевалдышевского подворья.

Направо, направо, прямо, налево, палисадник, налево, сарай… С пулеметным перещёлком досок снес Копырин штакетный забор… удар… направо, ухаб… налево, еще налево, подворотня — вылетели в Ветошный переулок. Налево… Направо…



Фото 1970 г. Rosalie Beasley. Ветошный переулок от Никольской в сторону Ильинки (ул. Куйбышева). Слева видна одна из подворотен, через которую Копырин выскочил из проходного двора в Ветошный.
Правда, к чему относится "налево, направо" не совсем понятно...


Фото 1950-х гг. Ильинка (ул. Куйбышева). Чуть правее головы девушки видно устье Ветошного переулка.

Из Ветошного погоня повернула налево на Ильинку.

— Вон он!.. Вон он, гад!.. — закричал Пасюк, показывая быстро удаляющуюся в сумрак тень — «студер» снова был почти рядом и мчался к улице Куйбышева.

— Глеб Егорыч, еще немного — и баллоны мои не сдюжат, — сказал Копырин. — Я ведь просил…

— Давай, давай, отец! Не время…

— В Зарядье он, сука, рвется. Там есть где притыриться…

— Отсеки его! Давай налево…

— Нельзя! Он себе на набережную ход оставит — мне его там не прищучить…

На спуске к улице Разина мы почти настигли «студер», повисли прямо на его хвосте.


Здесь может быть два варианта "спуска к улице Разина".
Или Хрустальный переулок (что скорее всего, там далее в тексте "студер" будет поворачивать с этого "спуска" "налево к Зарядью").

Фото 1970-х гг. Вид с Ильинки на Хрустальный переулок.


Фото кон. 1960-х - нач.1970-х гг. А. Зилова. Хрустальный переулок. Вид на Варварку.

Или Рыбный переулок (что маловероятно).

Фото 1930-х гг. Вид с Биржевой площади на Ильинку. Справа от здания Биржи виден Рыбный переулок.

Фото 1957 г. Лапина К. А. Рыбный переулок, вид на Варварку (ул. Разина).

И тут откуда-то появилась эта треклятая «эмка» — откуда, из какого двора она вынырнула, черт ее знает, но она словно из-под земли выросла между нашим капотом и железным задним бортом «студера»! Пасюк сердито бормотал что-то в усы, скрипел зубами и матерился Жеглов, дергая поводок сирены, которая заклинила в самый нужный момент, а Копырин врубил весь свет, нажал и не отпускал свою бибикалку, и она гудела над ночным городом жалобно, неостановимо и зло. В свете фар нам был виден на заднем сиденье в кабине «эмки» полковник, который, повернувшись к нам, махал кулаком и что-то кричал своему шоферу, который нарочно притормаживал машину и старался закупорить проезд, чтобы остановить нас…

— Ах, идиотство! Ах, дураки! — хрипел в исступлении Жеглов, а «студер» уже вылетел на улицу Разина и поворачивал налево, к Зарядью.

Высунувшись в окно до половины, Жеглов дико заорал:

— Прочь! С дороги! Прочь! Милиция!..

Но в «эмке» его не слышали и всерьез намерились задержать «автохулиганов». В руке у полковника блеснул пистолет.

Жеглов тихо сказал Копырину:

— Давай, отец, сделай его…

— Ох, Глеб Егорыч, — неуверенно бормотнул Копырин. — Ответим за это, ох ответим…

— Ответим, Копырин, мы все время за что-нибудь отвечаем. Давай!..

Копырин вздохнул, дал газ, чуток руля подвернул, выскочил одним колесом на тротуар, сделал еще рывок, поравнялся с «эмкой», дернул налево и столкнул ее с дороги. С воплем разорвалось железо на борту — полосой обшивку вырвало, — «эмку» развернуло в обратную сторону, а Копырин уже срезал угол поперек улицы Разина к Щепотинкину переулку, где промелькнул кузов «студера».


Как раз к этому эпизоду вопрос и относился. Что за Щепотинкин переулок такой? Я такого не знаю...
Так в каком же переулке "промелькнул кузов «студера»"?
Или в Зарядьевском:

Фото кон.1910-х - нач.1920-х гг. Зарядьевский переулок. Вид в сторону Варварки.
Но в данном случае не мог Копырин "срезать угол поперек улицы Разина" - чтобы из Хрустального попасть в Зарядьевский не надо было ничего срезать - один переулок являлся продолжением другого. И на этом снимке Хрустальный виден в перспективе Зарядьевского.

Следовательно, более вероятно, что бандиты свернули в Максимовский (М. Знаменский) переулок. Вот, чтобы в него попасть, "срезать" налево надо было.

Фото 1940-1941 гг. Максимовский (М. Знаменский) переулок. Вид от Варварки.

В случае же, если погоня шла по Рыбному переулку, то "срезать" налево можно было в Псковский переулок.

Фото 1940-1941 гг. Вид в сторону Варварки. Для ориентира - дом с радиомачтой на крыше стоит на Варварке и сейчас (Варварка, 9). Только радиомачты уже нет, конечно.

Фото 1927 г. Псковский переулок от Варварки.

В любом случае в Псковском переулке погоня оказаться должна была (пусть и пропетляв в "зигзагах" Зарядья из Максимовского). Из Псковского был единственный выезд на Москворецкую набережную через Проломные ворота (в стене Китай-города). Напомню, здесь китайгородскую стену снесли только в 1951 г.


Фото 1934 г. Э. Евзерихина. Псковский переулок и Проломные ворота.

Фото 1941 г. Проломные ворота. Вид на Москворецкую набережную.

Не успели мы его прихватить на зигзагах Зарядья — быстроходный грузовик проскочил на Москворецкий мост. А Копырин давил акселератор на всю железку, удерживая крайний левый ряд, чтобы не дать «студеру» поворот на Болотную площадь.

Вот он - Москворецкий мост:

Фото кон. 1940-х гг. Б. Москворецкий мост.

И здесь в описании погони содержится неточность. Болотная площадь, если ехать из Зарядья, находится справа от Москворецкого моста, а поэтому удерживать "крайний левый ряд, чтобы не дать «студеру» поворот на Болотную площадь" бессмысленно. Удерживать для этих целей надо было, наоборот, правый ряд.

У вылета Москворецкого моста наглухо горели красные огни светофора, и я увидел, как из орудовского «стакана» вылез милиционер и побежал наперерез «студеру», свистя и размахивая полосатой палочкой. Он добежал до середины проезжей части, и грузовик снова вильнул на встречную полосу, на один миг он заслонил от меня милиционера, и в первую секунду я не смог понять, что это, большое, темное, как мешок, вылетело из-под носа «студебеккера», и только когда фары автобуса полоснули на мостовой безжизненное тело с запрокинутой головой, сразу же исчезнувшее в ночи, Копырин глухо сказал:

— Убили, бандиты…



Фото 1954 г. Морина В.Н. из личного архива Мориной Е.В. Москворецкие мосты со стороны Б. Ордынки. Слева возле столба виден милицейский "стакан".

«Студер» с грохотом, как в трубе, прокатил по булыжнику и погнал к Балчугу, на Яузскую набережную.


Фото 1941 г. Баррикады на Балчуге. В послевоенные годы, естественно, этих баррикад уже не было.

Тут ещё одна неточность. Где Балчуг, и где Яуза?! Яуза - левый приток Москва-реки. А погоня и мы с вами находимся на правобережье. Более того, Яузской набережной в Москве нет. Улица есть такая, бульвар есть, Ворота. Но набережной такой нет. Есть яузские набережные, разнообразные, но именно Яузской - нет.

Так что у нас там дальше?

— Глеб Егорыч, тут он от нас уйдет! Тут у мотора его ресурс…

Но Жеглов уже лег животом на рамку окна, высунулся наружу, и его длинноствольный парабеллум качался в такт прыжкам машины.

— Стреляй, Глеб Егорыч, уйдут проклятые!.. — плачущим голосом говорил Копырин.

Жеглов не отвечал, он чего-то дожидался, и выстрел грохнул совершенно неожиданно. «Студер» впереди дернулся, вильнул, но продолжал набирать скорость.

И опять медленно покачивался черный пистолетный ствол, и капля огня вдруг сорвалась с него, и снова — раз-раз — плюнул он огнем.

Глухо ревел мотор, с воем бились по мостовой старые баллоны, где-то далеко зазвенел трамвай и пронеслась трель милицейского свистка.

И, наповал убивая все эти звуки, ночь треснула подряд несколькими новыми выстрелами: Жеглов стрелял серией, и, глядя на борт «студебеккера», плавно поворачивающего направо, в сторону чугунного парапета набережной, я не мог понять, куда же это бандит направляется, пока с чудовищным гулом «студебеккер» не врезался в ограждение и прошил его, как ножом прошел, и какое-то время еще крутились в воздухе задние колеса, даже дым из выхлопной трубы был виден в свете наших фар, и с мощным плеском, глубоким вздохом усталости и наступившего наконец облегчения, «студер» нырнул в воду…»
Вайнер Аркадий Александрович, Вайнер Георгий Александрович. «Эра Милосердия».


Итак, где всё же "«студер» нырнул в воду"?
Времени вернуться на левобережье Москва-реки (или снова через Москворецкий или через Б. Устьинский мост) на яузскую (например, Серебряническую) набережную у бандитов не было. Это в общем-то крюк и крюк изрядный. Описание заключительного этапа погони явно не даёт возможность проделать такой путь. Из Балчуга бандиты могли поехать по левой стороне Водоотводного канала. Другого варианта, без возвращения на левый берег Москва-реки, просто нет. Правый берег Москва-реки (Раушская набережная) нас не устраивает: «студебеккер» плавно поворачивал "направо, в сторону чугунного парапета набережной". Следовательно, вода была справа.
Значит только Садовническая набережная Водоотводного канала (кстати, по встречке, гад, поехал).


Фото кон. 1930-х гг. Садовническая набережная.


Фото 1970-х гг. Надеждина Б. М. Водоотводный канал и Садовническая набережная.

UPD: Как вариант можно рассмотреть ещё поворот налево с Балчуга под Москворецкий мост на Софийскую набережную Москва-реки. В этом случае у нас вода будет справа, как и надо.
Но Москва-река, вот как-то совсем мне не видится здесь... Да и глубина. Там далее по тексту: "Здесь было мелко, и «студер» ушел в воду только до кабины. <...> Фокс спрыгнул с подножки в воду, и холода он наверняка сейчас не чувствовал. Он медленно подошел к парапету, поднял руки, и, хоть он протягивал их, чтобы его наверх вытянули, вид у него был такой, будто он сдается". Судя по описанию, ну никак не больше метра. Происходи события в начале 1930-х - охотно поверил бы. Но после устройства канала Москва-Волга Москва-река стала намного глубже.
И всё же, как вариант, можно и Софийскую набережную рассмотреть.

Фото 1930-х - 1940-х гг. Софийская набережная. Вид в сторону Москворецкого моста.
И парапет здесь гранитный. Сложненько его "прошить, как ножом пройти"...

Вот как-то так.
Да, и хотелось бы напомнить, что после сноса исторической застройки Зарядья в 1940-60-е гг. переулков Зарядьевского, Псковского, Максимовского больше не существует.

Аргументированная критика приветствуется:)

Да, и отследить маршрут удобно по карте 1952 г. По ссылке перекрестие стоит на здании "Савоя".

И ещё. Игра по книге братьев Вайнеров "Эра милосердия" в рамках "Бегущего города".
Tags: Балчуг, Зарядье, Канавка, Китай-город, Китайгородская стена, Москва, Москва-река, Неглинка, Никольская улица, Рождественка, Театральный проезд, Труба, Эра милосердия, автобусы, книги, советская Москва, советские фото, транспорт
Subscribe
promo a_dedushkin april 25, 2010 20:47 209
Buy for 200 tokens
Давно я хотел написать о Рождественке. Материала много, поэтому разобью на три части. Рождественка – тихая улица в центре Москвы. Неглинный верх. Всё моё детство связано с ней. Здесь я жил, здесь ходил в школу, гулял с друзьями.… Каждый закоулок, каждый двор был нами обследован и изучен.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 89 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →